САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

×
Последние обновления (18 Ноя 2019)

lightbulb-o Salome "Снежная королева"

  • Гилтониэль
  • Гилтониэль аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
04 Ноя 2012 15:47 #1 от Гилтониэль
Гилтониэль создал эту тему: Salome "Снежная королева"
Название: Снежная Королева
Автор: Salome
Бета: Newshka
Обложка: Гилтониэль
Фэндом: QaF
Категория: AU в духе романтического фатализма))
Жанр: романс… служебный, немного ангста, немного юмора, ну и флафф для комплекта)
Пейринг: Джастин/Брайан
Размер: миди
Рейтинг: NC -17
Дисклеймер: мальчики не мои…
Статус: закончен
Предупреждения: ООС, много матов; имея очень смутное представление о рекламном бизнесе, вполне возможно допустила какие-то ляпы, простите великодушно))
Примечание: Сказочка написана в подарок для Гилтониэль)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гилтониэль
  • Гилтониэль аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
04 Ноя 2012 15:51 #2 от Гилтониэль
Гилтониэль ответил в теме Re: Salome "Снежная королева"
- Кай, милый мой Кай! Наконец-то я нашла тебя!
Но он сидел все такой же неподвижный и холодный. И тогда Герда заплакала; горячие слезы ее упали ему на грудь, проникли в сердце, растопили ледяную кору, растопили осколок. Кай взглянул на Герду и вдруг залился слезами и плакал так сильно, что осколок вытек из глаза вместе со слезами. Тогда он узнал Герду и обрадовался:
- Герда! Милая Герда!.. Где же это ты была так долго? Где был я сам? - И он оглянулся вокруг. - Как здесь холодно, пустынно!
И он крепко прижался к Герде. А она смеялась и плакала от радости. И это было так чудесно, что даже льдины пустились в пляс, а когда устали, улеглись и составили то самое слово, которое задала сложить Каю Снежная королева. Сложив его, он мог сделаться сам себе господином да еще получить от нее в дар весь свет и пару новых коньков.
Г. Х. Андерсен «Снежная королева»
[/i][/size]


Предыстория

Что заставило его подойти к белобрысому мальчишке возле «Вавилона», Брайан так и не понял. Сердце вдруг зачастило в груди, в горле пересохло, и он просто-напросто утонул в бездонной синеве широко распахнутых слегка испуганных глаз. Да, он, как обычно, был пьяным и обдолбанным. Хотя одним только действием алкоголя и наркотиков вряд ли можно объяснить то первобытное, почти звериное чувство, вставшее на дыбы из глубин подсознания, взорвавшее тело и разум, захватившее всё существо. Абсолютная потребность обладания вынудила каждую клеточку вибрировать созвучно с другими, создавая резонанс с непреодолимым притяжением, исходящим от парня. Казалось, даже воздух между ними загустел и заискрился, переливаясь разноцветными вспышками электрических разрядов.
А потом была ночь. И малыш был хорош, чудо как хорош. Словно впервые дорвавшийся до секса подросток, Брайан не мог насытиться им. С ним Брайан получал не просто удовлетворение от физической близости, это было давно забытое, присущее юности восторженное упоение от слияния двух тел, когда тебе кажется, что земное притяжение больше не действует, и можно запросто дотянуться до звёзд рукой.
Но самым странным, пожалуй, было то, что утром отпускать его по-прежнему не хотелось. Тем не менее, несмотря на лёгкую эйфорию, вызванную изнурительно страстной ночью, Брайан прекрасно отдавал себе отчёт, что жадно постигающий науку любви, чувственный, но совсем ещё наивный и не знающий жизни мальчик не станет довольствоваться обычным трахом и рано или поздно пожелает большего. Того, чего Брайан не сможет, вернее, не захочет ему дать. И тогда в его тщательно спланированной, налаженной, удобной жизни наступит полный хаос. Связываться с мальчишкой было опасно. Все его инстинкты буквально вопили об этом. Значит, ни о каком продолжении их знакомства и речи быть не могло.
Вот только, принимая это взвешенное решение, Брайан не учитывал маниакального упрямства мелкого гадёныша. Джастин Тейлор, наотрез отказавшись мириться с суровыми реалиями действительности, решил во что бы то ни стало завоевать Брайана Кинни.
Постепенно жизнь Брайана превратилась в самый настоящий кошмар, он даже начал подозревать, что страдает от паранойи – ему постоянно мерещился взгляд голубых глаз, следящий за ним с немым обожанием и отчаянной тоской, прикрытой весёлой бравадой. Казалось, засранец был повсюду. Он ошивался «У Вуди» и в «Вавилоне», караулил Брайана возле подъезда дома, а уж сколько раз со стуком захлопывалась дверь перед носом настырного паршивца, пытающегося проникнуть в лофт, вообще не сосчитать.
Каким-то непостижимым образом Джастин сумел очаровать и перетянуть на свою сторону его друзей. Брайану пришлось отбиваться от постоянных нападок Дебби и лесбиянок. Парни в основном молчали, но их невысказанное осуждение давило на мозг ничуть не меньше, чем нотации сердобольной мамочки всех геев.
Затем Джастин устроился работать курьером на неполный день в его рекламное агентство, а когда Брайан «поспособствовал» быстрому завершению карьеры юного рассыльного, тот материализовался в закусочной Дебб. Нагло улыбающееся чудовище по вечерам и выходным разливало кофе и собирало грязные тарелки со столов, призывно вертя соблазнительным задом и вызывая повышенное слюноотделение у посетителей.
Поначалу Джастин пытался закатывать ему истерики, даже из дома зачем-то сбегал. Тогда он и познакомился с мамочкой Тейлор. Та, проведя расследование, почему-то пришла к выводу, что Брайан прячет её сыночка у себя в квартире, и устроила в лофте обыск, закончившийся допросом с пристрастием и грандиозным скандалом. Эта невозможная женщина вбила себе в голову, что Брайан развращает её несовершеннолетнего сына-натурала. Нет, как мать, волнующуюся за своего ребёнка, Брайан, пожалуй, мог её простить и понять. Он даже зауважал её тогда за то, что она принимает такое живое участие в судьбе Джастина. Вот матери Брайана, например, всегда было наплевать, что происходит с её детьми. Но эта, мягко говоря, неприятная сцена стала ещё одним весомым доказательством правильности решения Брайана держаться от засранца как можно дальше. Кому нужна лишняя головная боль?
Со временем пиздёныш поменял тактику и принялся демонстративно игнорировать его, всем своим видом показывая, что потерял к нему всякий интерес. Он взял за моду отбивать парней, которых Брайан снимал в клубе. У обаятельного засранца это довольно ловко получалось, особенно после того, как его провозгласили Королём Вавилона. Он трахал мальчиков в задней комнате, и если Брайан заставал его за этим занятием, глаза белобрысого гадёныша вспыхивали мстительно-злорадным торжеством. Ну что тут скажешь? Способный пиздёныш быстро учился.
А потом он исчез. Окончил школу и уехал в колледж. И Брайан наконец вздохнул с облегчением. Хотя он настолько привык к постоянному присутствию в жизни малолетнего монстра, что первое время ощущал какую-то странную пустоту. Нельзя сказать, что он скучал по нему. Пиздёныш за год успел здорово потрепать ему нервы. Но всё же какая-то его часть привязалась к смышлёному улыбчивому засранцу.
Правда, уже через пару месяцев всё предсказуемо и закономерно пошло своим чередом. У Джастина Тейлора была своя жизнь, у Брайана – своя…

Десять лет спустя

День не задался с самого утра. Первый неприятный сюрприз преподнес ему никогда до этого не подводивший «Корветт», наотрез отказавшись заводиться. В ожидании службы техпомощи, а затем такси он проторчал на улице под проливным дождём и пронизывающим ветром не менее получаса. Тёплое пальто не спасло, он полностью промок и продрог до костей. О привычном завтраке в закусочной, естественно, можно было забыть. Посыльный из близлежащего кафе, в котором Брайан сделал заказ час назад, до сих пор почему-то не явился. Окончательно его добила Синтия известием о том, что клиент, для которого он целую неделю готовил презентацию, перенёс встречу на неопределённое время, толком не объяснив причину.
Даже ангельскому терпению рано или поздно приходит конец. А Брайану до ангелов с их терпением было ой как далеко. Под горячую руку, вернее ногу, попал стул. Почему он решил выместить обиду на блядскую погоду, машину, клиента и посыльного, добиравшегося из кофейни на соседней улице в «Вангард», по всей видимости, через Филадельфию, на ни в чём не повинном предмете интерьера, осталось для Брайана загадкой. Несчастный стул стремительно пролетел через всю комнату и с грохотом ударился о стенку.
В офис заглянул настороженный Вэнс.
Блядь, как не вовремя, такое ощущение, что он под дверью караулил.
– Буянишь, – заметил он с каким-то нездоровым любопытством. – Заходить безопасно?
Угрюмо ухмыльнувшись, Брайан пригладил волосы рукой.
Босс обвёл взглядом кабинет, оценивая масштабы разрушения, сокрушённо вздохнул, осуждающе зыркнул на Брайана и поставил стул на место. Устроившись напротив, Вэнс положил руки на стол, сцепив пальцы в замок, и смерил его тяжёлым взглядом.
– У меня для тебя новость, – выпалил он, – я продал Вангард.
У Брайана на секунду дар речи пропал. Он ошарашено уставился на начальника.
Полный пиздец! Не зря ему казалось, что свалившиеся на его голову неприятности – предвестники неотвратимо приближающегося Армагеддона. Определённо у него началась чёрная полоса в жизни.
– Охуеть, Гарднер, замечательная новость! – не скрывая сарказма, заметил Брайан. – Может, растолкуешь мне, какого чёрта ты решил избавиться от процветающей компании?
Слушая в пол уха сбивчивые объяснения Вэнса о том, что его сын часто болеет, и они с женой давно планировали переехать на южное побережье, и как он обрадовался неожиданно поступившему выгодному предложению от «DDB», широко известного в мире рекламного агентства, которое решило открыть свой филиал в Питсбурге, Брайан пытался лихорадочно сообразить, какого хрена его неизменная удача повернулась к нему задом, и что ему теперь с этим делать.
– Я думаю, тебе не стоит волноваться, Брайан, увольнение тебе не грозит, – дошедшая до сознания фраза заставила Брайана взвиться от негодования.
– Ты так считаешь, Гарднер?! Забыл, как мне пришлось наизнанку вывернуться, чтобы не вылететь с работы, когда ты купил компанию? И почему тебе в голову не пришло хотя бы предупредить меня заранее о своих грандиозных планах? Мы ведь партнёры как-никак.
Вэнс судорожно сжимал и разжимал пальцы. У него, по всей видимости, подскочило давление. Он покраснел. Лысина заблестела от выступившей испарины. Поднимаясь, он обречённо вздохнул.
– Вижу, мы друг друга не поймём, Кинни. Договор подписан, так что говорить больше не о чем.
Брайан постарался взять себя в руки. Излишняя эмоциональность делу не поможет.
У самой двери Вэнс обернулся.
– Я знаю, ты сейчас злишься на меня. Но подумай, всё не так плохо, как кажется. Даже если не найдёшь общий язык с новым владельцем, с твоей квалификацией не составит труда устроится на престижное место в другом агентстве… в крайнем случае уедешь куда-нибудь. На Питсбурге и «Вангарде» свет клином не сошёлся.
Проводив взглядом Вэнса, Брайан задумался. Спустя несколько минут он понял, что грызёт ноготь на большом пальце левой руки, и брезгливо поморщился. Блядская оральная фиксация. Фрейд был бы счастлив. Кто придумал, что никотиновая зависимость со временем ослабевает? Полная хуйня. Прошло несколько лет с тех пор, как он бросил курить. Его врач порекомендовал вести здоровый образ жизни после того, как ему отрезали яйцо. Теперь ему иногда снилось, что он курит, и во сне, затягиваясь ароматным дымом, он ощущал давно забытое удовлетворение и полноту бытия. Блядский рак. Прямо сейчас он, пожалуй, готов был пожертвовать несколькими годами унылой здоровой жизни всего за одну сигарету. Кстати, стакан виски и хороший косячок тоже не помешали бы.
Может, Вэнс прав? Нахуй свалить отсюда… в Нью-Йорк, например. Наверное, поздно начинать всё сначала, когда тебе сорок. Но что его держит в Питсбурге?
Родные... хм, ну, от его семейки лучше держаться подальше. Линдс и Мел с детьми живут в Торонто, летать к ним пару раз в году, чтобы повидаться с Гасом, можно откуда угодно. Друзья… Привычные посиделки с парнями стали слишком уж напоминать тошнотворные гетеросексуальные тусовки: воркующие парочки, делящиеся новостями о предстоящих распродажах и сплетничающие о соседях. Майки за собой повсюду хвостом таскает Бена, так что Брайан уже и забыл, когда они в последний раз отрывались по-полной только вдвоём. К тому же шустрый Хантер успел заделать какой-то девчонке ребёнка. Так что «дедули» с головой увязли в заботах о новом, вечно орущем и отрыгивающем члене семейства. Дрю, великая любовь Эммета, нагулялся вволю и решил возобновить отношения. У грёбаных кроликов очередной бесконечный медовый месяц в разгаре. Ну а у Теда есть Блэйк. Эти зануды предпочитают проводить вечера дома. Ужинают при свечах, слушают оперу. Бред. Он всегда утверждал, что геи не должны уподобляться лесбиянкам, а насмотревшись на эту пасторальную идиллию, удостоверился окончательно: так называемая «семейная жизнь» – полный отстой.
Брайан встал из-за стола и подошёл к окну. Низкое небо, затянутое серыми тучами, моросящий дождь, редкие прохожие, зябко кутающиеся в воротники курток и пальто. Слякоть и сырость. Такая погода держится уже целый месяц. Скорей бы зима началась, что ли. Он обернулся на звук открывающейся двери. Синтия. В руках бумажный стаканчик из Starbucks. Ну наконец-то.
– Вот твой латте, – она поставила кофе на стол и озабочено нахмурилась. – Там этот… представитель «DDB» хочет тебя видеть. Он со всеми руководителями отделов по очереди беседует. Финансовый директор и глава отдела маркетинга уже были, администратор сейчас у него.
Понятно. Новое руководство в первую очередь решило заняться кадровыми перестановками. Ну что ж, вполне логично. Блядь, попил кофе, называется.
Обжигая язык и матерясь, он поспешно сделал несколько глотков. Как бы ни хотелось спокойно насладиться ароматным горячим напитком, о котором мечтал всё утро, злить неизвестного босса преднамеренно, заставляя себя ждать, было глупо. Остановившись возле двери в конференц-зал, Брайан нацепил свою фирменную улыбку, застегнул нижнюю пуговицу пиджака, расправил плечи и, постучав, вошёл, не дожидаясь ответа. Сидящий во главе длинного т-образного стола мужчина оторвал взгляд от бумаг и посмотрел на него.

***


Джастин следил за чередой эмоций, сменявших друг друга на выразительном чувственном лице. Когда-то это лицо снилось ему почти каждую ночь. И сейчас снится. И не только лицо. Правда, всё реже и реже. Джастин на всякий случай проанализировал своё состояние. Пульс в норме, дыхание не участилось, сердце бьётся спокойно, ровно, ладони сухие. И никакого щенячьего восторга при виде кумира своей юности он явно не испытывает. Что ж, можно себя поздравить. Он излечился от нездоровой зависимости.
Насладившись вволю небывалым зрелищем – замешательством Брайана Кинни, он изобразил приветливую улыбку, поднялся и подошёл к застывшему возле двери мужчине, протягивая руку для приветствия.
– Брайан, рад тебя видеть. Вижу, представляться не надо. Я не был уверен, что ты меня вспомнишь. Столько лет прошло.
Надо же, а он почти не изменился. По-прежнему вызывающе красив, одет со вкусом и элегантной небрежностью, которая очень ему идёт. И от него так вкусно пахнет кофе…
Брайан окинул его внимательным оценивающим взглядом и задумчиво хмыкнул.
– Твою мать… Джастин Тейлор. Как же я мог забыть председателя фан-клуба Брайана Кинни. Что, опять решил стать моим персональным кошмаром?
Персональным кошмаром? Вы только посмотрите на эту высокомерную сволочь. А он, дурак, когда-то готов был в лепёшку расшибиться за один благосклонный взгляд самовлюблённого павлина. Что ж, он обязан Брайану хотя бы тем, что навсегда избавился от юношеского максимализма и романтических сопливых иллюзий.
– С удовольствием поболтал бы с тобой, но у меня через полчаса запланирована встреча, – смерив Брайана холодным взглядом, невозмутимо заметил Джастин. Он жестом пригласил его присаживаться и, обогнув стол, занял своё кресло. – Не возражаешь, если мы опустим часть, связанную с воспоминаниями, и сразу перейдём к делу?
Брайан расслаблено откинулся на спинку стула и закинул ногу на ногу. На лице застыла маска любезного равнодушия. Ни дать ни взять божество, снизошедшее с высоты своего величия до разговора с простым смертным. Вот только спокойствие это явно наигранное. В глубине зелёно-карих глаз притаилось напряжение, на щеках едва заметно ходят желваки. Пожалуй, он в большей степени напоминает хищника, ожидающего, пока беспечная жертва подойдёт поближе.
Интересно, о чём он думает? В принципе, можно догадаться. Мысли Брайана почти всегда сводятся к сексу. Озабоченный придурок наверняка представляет себе его без одежды. Ну-ну, пусть помечтает.
– Я ознакомился с финансовыми отчётами «Вангарда» за последние пять лет. Впечатляет. Со слов Вэнса, большая часть многомиллионной прибыли компании – твоя заслуга.
Дождавшись от собеседника лишь неопределённого кивка, сопровождающегося лёгким пожатием плечами, Джастин продолжил:
– Твой бывший шеф о тебе очень высокого мнения. Не могу с ним не согласиться – нестандартный подход к решению задач, оригинальное видение конечного результата, настойчивость в достижении цели – это качества, отличающие профессионалов высокого уровня.
Джастин замолчал, отмечая, как в ожидании пресловутого «но» едва заметно дёрнулся уголок губ Брайана.
– Но… Вэнс также назвал тебя высокомерным ублюдком, не терпимым к любому проявлению нерасторопности подчинённых. Он отметил, что ты редко прислушиваешься к чужому мнению, в том числе и к мнению начальника, и если однажды что-то вобьешь себе в голову, то переубедить тебя практически невозможно.
Брайан криво ухмыльнулся.
– Ну, тебе ли сомневаться в правдивости последнего высказывания?
Надо же, не стал оправдываться, несмотря на то, что на кону его карьера. Эта самоуверенность, граничащая с наглостью, всегда завораживала Джастина.
Поднявшись, он подошёл к Брайану. Присев возле него на краешек стола, Джастин скрестил руки на груди и без колебаний встретился с чуть настороженным, внимательным взглядом собеседника.
– Буду с тобой откровенен, Брайан, твоя кандидатура на пост креативного директора нашего агентства вызывает у меня некоторые сомнения. С одной стороны, ты заслужено занимал эту должность в «Вангарде», подтверждением чему служит высокий процент заключенных контрактов, с другой… согласно кадровой политике нашей компании при отборе специалистов учитываются не только профессионализм, но также умение сотрудничать и работать над поставленной задачей единой слаженной командой.
Джастин замолчал в ожидании возможных комментариев. Но Брайан продолжал с отрешённым видом разглядывать его.
А ведь если он останется в агентстве, им придётся работать бок обок, видеться каждый день. Почему он раньше не подумал об этом? Конечно, он не надеялся, что сможет избежать встреч с Брайаном в Питсбурге. Это маленький город, далеко не Нью-Йорк с его девятью миллионами жителей. Но идея ежедневного совместного пребывания в небольшом замкнутом пространстве офиса казалась почему-то не очень привлекательной.
– Я бы хотел обратить твоё внимание на то, что с момента подписания договора о покупке «Вангарда» ты автоматически теряешь статус партнёра. Естественно, тебе будут выплачены дивиденды за последний год, но если ты останешься в «DDB», то в ближайшие несколько лет тебе вряд ли удастся подняться до прежнего уровня заработков. В связи с этим я допускаю, что ты предпочтёшь найти агентство, в котором тебе предложат более выгодные условия.
Джастин выжидающе посмотрел на задумчиво склонившего голову на бок Брайана. В глазах, которые сейчас поразительно напоминали по цвету лесной мох, наверное, из-за освещения, вначале промелькнуло раздражение, а затем вспыхнул огонёк… заинтересованности… Странно.
– Я ещё не принял окончательного решения, – ответил Брайан после довольно продолжительной паузы.
Вот как? И что же мешает вам сделать свой выбор, мистер Кинни? По всей видимости, решение всё-таки придётся принимать самому. Но сейчас у него нет ни времени, ни настроения размышлять, как поступить с Брайаном. Через несколько минут встреча с директором канала местного телевидения, надо будет приложить максимум усилий, чтобы договориться о выгодных условиях предоставления рекламного времени для «DDB».
Джастин встал и протянул руку, давая понять, что разговор окончен.
– Кажется, нам обоим есть над чем подумать. Увидимся завтра утром, тогда всё и обсудим.
Брайан тоже поднялся, пожал ему руку, но почему-то не отпустил её. Сильная ладонь уверенно удерживала его, пока подушечка большого пальца легонько поглаживала кожу, вызывая приятное покалывание.
Он что, заигрывает? Нашёл время и место, придурок. Хотя, когда это Брайана останавливали такие мелочи, как неуместность или несвоевременность?
– Что-то не так?
– Хотел спросить тебя… – Брайан наконец оставил его руку в покое.
Джастин взглянул на часы. До назначенной встречи оставалось десять минут. Времени в обрез. Но ему самому любопытно, что от него понадобилось Брайану. Он кивнул.
– Ты ведь работал в центральном офисе?
– Да, в Нью-Йорке. Заведовал отделом дизайна и графики.
– И за какие такие грехи тебя сослали в Питсбург?
Джастин пожал плечами.
– Заместитель генерального директора через год планирует уйти на пенсию. Мне и ещё нескольким кандидатам на эту должность предложили возглавить филиалы, чтобы проверить наши деловые качества. По итогом года руководство компании будет принимать решение.
– Понятно. Значит, карьеру делаешь? И то, что ты объявился в Питсбурге, и что «DDB» приобрёл именно «Вангард» – простое совпадение, ничего личного?
Ах вот куда он клонит. Думает, что всё происходящее – изощрённый способ подобраться к нему поближе. Неужели по-прежнему считает себя центром мирозданья? Да о нём и думать давно забыли!
Джастин насмешливо взглянул на свою несостоявшуюся любовь:
– Я не знаю, чего ты там себе нафантазировал, но мой приезд в Питсбург с тобой никак не связан. Ничего личного, Брайан, только бизнес.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гилтониэль
  • Гилтониэль аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
04 Ноя 2012 15:54 #3 от Гилтониэль
Гилтониэль ответил в теме Re: Salome "Снежная королева"
***


Сказать, что Брайан удивился, увидев пиздёныша, будет явным преуменьшением. Он офигел! Вначале он подумал, что это чья-то глупая шутка. Мозг отказывался воспринимать происходящее всерьёз. Но затем в памяти всплыли слова Дебб, которая в своё время подружилась с мамочкой Тейлор, что Джастина пригласили работать в какое-то известное рекламное агентство в Нью-Йорке.
Значит, это правда? Джастин Тейлор и есть его новый босс?! Охуеть.
Никаких сомнений, перед ним повзрослевший, возмужавший мелкий засранец. Правда, имидж он сменил кардинально. Стильная стрижка, безупречно сидящий тёмно-серый деловой костюм из последней коллекции Армани, белая шёлковая рубашка, дорогой галстук, туфли Гуччи. Пиздёныш явно не бедствует. Он, кажется, немного вытянулся, слегка раздался в плечах. И, надо признать, выглядит охуительно.
Брайан почувствовал, как пристальный интерес к симпатичному самцу привычно отозвался напряжением в паху.
Хм, а почему бы и нет? Тейлор вряд ли будет против. Ему сейчас… двадцать восемь? Достаточно взрослый, чтобы иметь реальное представление о жизни. Ну не станет же он опять убеждать себя, что обычный трах – это начало каких-то там отношений? Хотя, это ведь Джастин. Одному богу известно, что творится у него в голове. На всякий случай не мешало бы прощупать почву.
И тут его ждал сюрприз. Пиздёныш не повёлся на провокацию, решительно, совершенно не напрягаясь, осадил его и принялся разыгрывать из себя великого и страшного босса. Брайан даже растерялся поначалу, но приглядевшись повнимательней, понял, что с этим новым Джастином что-то не так.
Те же блондинистые волосы, соблазнительная фигура… хм, очень соблазнительная фигура… улыбка… вот оно, улыбка не его – совершенно безликая, официальная, не затрагивающая глаз… и глаза… чужие, ледяные. Блядь, да от него арктическим холодом веет за версту, словно от гребаной снежной королевы. И как растопить этот айсберг, чтобы добраться до аппетитной задницы?
Ему всегда нравился азарт преследования. Если заинтересовавший его объект был не слишком доступным, это только добавляло остроты и пикантности неизменно следующему за погоней сексу. Но в данном случае стоила ли игра свеч? Вдруг Джастин и в постели окажется такой же ледышкой? Брайан мог с уверенностью утверждать только одно – в ночь, когда они трахались, Джастин с лихвой компенсировал недостаток опыта своей отзывчивостью и ненасытностью. Но десять лет – это охуительно много, за такое время может поменяться не только внешность, но и характер. Пиздёныш теперь производит впечатление расчётливого, знающего себе цену, заносчивого хрена… И у Брайана прямо руки чесались схватить засранца, нагнуть над столом и затрахать до полной невменяемости, чтобы вся спесь и самомнение сползли с него, словно подтаявшая ледяная корка. Он представил себе, как эти полные надменно усмехающиеся губы будут нежно обхватывать его член… и как он войдёт в тугую задницу… ну может, уже не очень тугую … блядь, но мальчишка так охуительно стонал во время оргазма...
Брайан настолько отвлёкся на созерцание горячих сцен, которые демонстрировало разыгравшееся воображение, что не сразу понял, о чём его спросил Джастин.
Планирует ли он остаться в «DDB»? Пиздёныш сегодня настоящий кладезь сюрпризов. Увидев Тейлора, Брайан сразу же мысленно попрощался с работой. Но тот явно не спешил его увольнять. Блядь, если бы сука Вэнс потрудился заранее известить его о своём желании продать фирму, то наверняка он бы уже определился с ответом. Правда, ещё пару минут назад он был уверен, что уехать из Питсбурга – самое верное решение. Тогда какого чёрта он сейчас сомневается?
Джастин под конец разговора перебрался поближе к нему, присел на стол рядом, почти касаясь его. Интересно, он это сделал нарочно?
Нет, он всё-таки его трахнет. И пусть Ледяное Величество после этого сколько угодно строит из себя большого начальника. Он уже решил, что уволится. Или уволят его, насрать. Поиметь нового босса из Нью-Йорка… хм, чем не отличное завершение карьеры в «Вангарде»…
И вот тут мелкий сучонок окончательно выбесил его, однозначно дав понять, что Брайану с ним ничего не светит. Можно подумать, он поверил во все эти "совпадения". Пиздёныш, кажется, заврался и заигрался. Ну и хрен с ним. На хуя ему вообще связываться с этой невьебенной принцессой ледяной башни.
Всё-таки интересно, если Тейлор не собирался снова залезть к нему в штаны, тогда на кой чёрт он заварил всю эту кашу с покупкой «Вангарда»? Что-то уж больно смахивает на давно вынашиваемый план мести. Но за что он собирается ему мстить?
Брайан изначально был честен с парнем, объяснил, что не верит в любовь, отношения и тому подобную хрень. Он даже сдержался и не стал затаскивать его в постель ещё раз, хотя хотелось, очень хотелось.
В любом случае всё это давно уже в прошлом, а сейчас ему надо определиться со своим будущим.
Брайан уселся за компьютер и принялся просматривать сайты с предложениями работы. Как он и предполагал, в Питсбурге его ничего не заинтересовало. А вот в Нью-Йоркских агентствах было несколько весьма соблазнительных вакансий. Не бог весть что, но не так уж и плохо для начала. Брайан подкорректировал своё резюме и отослал его по электронным адресам, указанным в объявлениях.
Вечером он первым делом отправился ужинать в кафе. Взвинченный до предела неопределённостью и сумятицей, воцарившимися в его жизни, он посчитал, что если будет придерживаться привычного распорядка, то снова обретёт хотя бы видимость контроля над происходящим. Слава богу, машину уже починили. Если платишь приличные деньги, то вправе рассчитывать на обслуживание вне очереди.
Дома, приняв душ и переодевшись, Брайан решил, минуя бары, сразу ехать в «Вавилон». В клубе наверняка уже тусуется достаточно народу, чтобы он смог выбрать парня погорячее и посговорчивее Снежной Королевы.
Главная гей-мекка Питсбурга встретила его громкой музыкой, сиянием прожекторов, цветными вспышками стробоскопов и мерцанием картинок на больших экранах. Народу, как он и предполагал, было немного, но это Брайана вполне устраивало. Ему надо собраться с мыслями и немного успокоиться, пока не началось привычное столпотворение. Подойдя к бару, он хотел, как обычно, заказать пиво, но, подумав, что сегодня не помешает хорошенько расслабиться, попросил у бармена виски.
После второго стакана двойного скотча Брайан почувствовал, как напряжение сумасшедшего дня постепенно покидает его, а после третьего – жизнь снова обрела яркие краски, ритм музыки электрическими импульсами побежал по нервам, и в теле образовалась приятная лёгкость. Брайан ухмыльнулся. Осталось найти Аниту с её «волшебным зельем», и всё окончательно наладится.
Он снова был в родной, привычной стихии. И он хотел трахаться. Поднявшись на балкон, Брайан окинул взглядом танцующих и без труда определил достойного кандидата. Лет двадцати, высокий, довольно симпатичный, со слегка вьющимися рыжевато-каштановыми волосами. Брайан видел его в клубе пару раз и совершенно точно с ним ещё не спал. То, что надо. Словно почувствовав его взгляд, парень поднял голову, призывно улыбнулся и принялся ещё интенсивнее выгибаться в такт музыке. Брайан удовлетворённо хмыкнул. Контакт установлен, мальчишка явно не против. Остаётся решить забрать его к себе в лофт или ограничиться комнатой отдыха. В этот момент к его рыжику подрулил какой-то блондин.
Брайан глазам своим не поверил. Блядская сука! Пиздёныш решил взяться за старое?! Мало того, что испоганил ему весь день, так ещё и вечер хочет испортить?! Джастин ёбаный-в-рот Тейлор тем временем принялся нашёптывать что-то парнишке на ухо. Тот расплылся в счастливой улыбке и кивнул. И тогда эта наглая белобрысая сволочь по-хозяйски обхватила мальчишку за задницу и, притянув к себе, засунула свой язык ему в рот. Не в силах пошевелиться, Брайан наблюдал за их поцелуем и чувствовал, как неконтролируемая ярость застилает глаза красной пеленой. Ноги сами понесли его вниз по лестнице. Не обращая внимания на возмущённые возгласы танцующих, которых он отталкивал со своего пути, пробираясь к целующейся парочке, Брайан думал только о том, с каким наслаждением сейчас впечатает кулак в смазливую физиономию Джастина Тейлора. О нет, на этот раз он не даст увести у себя из-под носа приглянувшегося парня. То, что сходило с рук мелкому засранцу просто потому, что Брайан снисходительно относился к сумасбродным выходкам влюблённого подростка, этому кичливому ублюдку он прощать не собирался.
Оторвав за шкирку присосавшегося к губам Джастина мальчишку, он развернул его и легонько шлёпнул по заднице, придавая ускорение в сторону туалетов.
– Сходи освежись, малыш, – процедил он сквозь зубы, ни на секунду не отрывая взгляд от подёрнувшихся поволокой, хмельных от поцелуя глаз своего соперника.
Брови Джастина удивлённо поползли вверх.
– Какого чёрта ты творишь, Брайан?
Бляяя! И он ещё смеет изображать перед ним святую невинность?! Хватит с него этих грёбаных игр!
– Это я творю, Тейлор?! Какого хуя ты пристаёшь к нему? Тебе что, других мужиков мало?!
Ошеломлённое выражение на лице Джастина сменилось растерянностью, а затем в глазах вспыхнуло понимание.
– О… прости, я не знал, что это твой парень, – Джастин поджал губы, отвернулся и… кажется, собрался отчалить без каких-либо дальнейших объяснений. Охренеть. С какой стати наглая морда решила, что ей разрешат вот так запросто уйти? Брайан рванул его за плечо, разворачивая к себе, и… невысказанные слова застряли у него в горле.
Выражение лица у Джастина было такое, словно он вот-вот расплачется. И он поразительно напоминал того расстроенного несчастного мальчика, за которым Брайан босиком погнался из лофта на улицу, чтобы попытаться в очередной раз втолковать несмышлёнышу, что так называемые отношения – ни что иное, как хуйня, придуманная натуралами в качестве отмазки, прикрывающей банальное желание потрахаться. Казалось, ещё секунда, и с губ его, как тогда, сорвётся вопрос: «Так это был только трах? Я думал, мы с тобой занимались любовью».
Пиздец, ему что, так рыжий понравился? Да пусть на хрен забирает, он себе ещё найдёт.
Джастин резко дёрнулся, вырываясь из его хватки.
– Блядь, Брайан, ну чего тебе ещё?! – зло выпалил он. – Я ведь уже извинился. Я не знал, что это твой бой-френд, у него на лбу не написано. К тому же, он был совсем не прочь потрахаться, а если у вас открытые отношения, то я вообще не понимаю, какого чёрта ты бесишься.
От нелепости такого предположения и ситуации в целом Брайан просто опешил.
– Джастин, с чего ты взял, что это мой… бой-френд? Я не завожу бой-френдов, ты же знаешь.
Широко распахнутые синие глаза потемнели, напоминая разбушевавшееся штормовое море. А уже в следующее мгновение они обожгли его ледяным пренебрежением и замерцали холодным стальным блеском.
Преследуемый странным чувством неправильности происходящего с тоскливым раздражением Брайан наблюдал, как на лице Джастина неотвратимо проявляется маска надменного равнодушия. Снежная Королева возвращалась.
Брайан сам толком не понял, зачем набросился на Тейлора с поцелуями. Накатившее безудержное желание было сродни тому иррациональному неодолимому влечению, заставившему его подойти к одиноко стоящему под фонарём мальчишке десять лет назад.
Джастин сопротивлялся отчаянно, решительно, но Брайан не отпускал его, стараясь не обращать внимания на боль от многочисленных тычков и ударов... Внезапно пиздёныш расслабился, растекаясь по его телу, и стал таким послушным, отзывчивым и нежным, что у Брайана аж под ложечкой заныло от потребности защитить его от этого грёбаного сумасшедшего мира, укрыть собой, спрятать, не отпускать… Они словно выпали из реальности. Брайан больше не слышал музыки, не видел огней, забыл, что вокруг них люди. Разгорячённые, льнущие друг к другу тела, тёплая влажность рта, руки, сжимающие его плечи, пальцы, впивающиеся в кожу… Джастин – сладкий, желанный – с жадностью кусал и вылизывал его губы, тихонько поскуливал, прижимаясь к нему бёдрами, выгибая спину… не в силах сдержать лихорадочное возбуждение, Брайан насиловал его рот, заталкивая язык грубо, глубоко, до самой глотки… сквозь бешеный стук сердца Брайан уловил звериное рычание и с трудом понял, что этот звук вырвался из его горла… Остатки цепляющегося за действительность рассудка подсказали ему, что сейчас он разложит мальчишку прямо на полу «Вавилона»… Безумие какое-то. Он заставил себя отстраниться.
– Поехали ко мне, – прохрипел он, когда в лёгких набралось достаточно воздуха.
Столько мольбы в голосе. Бляяя, неужели это он выдал?
В глазах Джастина – потемневших, расфокусированных – застыли растерянность и непонимание. Он дрожал, словно его знобило. Но тело, которое Брайан по-прежнему крепко прижимал к себе, напряглось и закаменело.
– Нет, – слово, произнесённое на удивление твёрдым решительным тоном, словно удар под дых, опять выбило весь воздух из лёгких. Брайан задохнулся, сжимаясь от боли и обиды.
Джастин выпутался из его объятий и отступил на несколько шагов. Грудная клетка тяжело вздымается, губы дрожат, а в глазах – отчаянье и… презрение.
– Хочешь потрахаться? Отлично. Только к тебе в лофт я не поеду. Если не передумаешь после того… как немного остынешь, – многозначительный взгляд на выпуклость в джинсах Брайана, – я остановился в «Omni William Penn».
Он развернулся и исчез в толпе танцующих, а Брайан не мог сдвинуться с места.
Неужели блядский пиздёныш просто посмеялся над ним?
Если это была всего лишь игра, то Джастин Тейлор охуительно гениальный актёр, и ему можно смело вручать все награды академии киноискусств.
Вот только Брайан в его игру почему-то не поверил. Он отлично понял, что под ледяной бронёй скрывается прежний ранимый, влюблённый мальчик. И что ему делать с этим знанием, Брайан понятия не имел.
Нужно выпить. Срочно. И что-то подсказывает ему, что одним алкоголем он сегодня вряд ли ограничится.
И где бродит эта сука Анита, когда она так нужна?

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гилтониэль
  • Гилтониэль аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
04 Ноя 2012 15:55 #4 от Гилтониэль
Гилтониэль ответил в теме Re: Salome "Снежная королева"
***


Джастин не мог уснуть. Он сидел в кресле в гостиной своего номера и курил сигареты одну за другой, пытаясь разобраться в себе. Пазл из обрывков объективной реальности и его представлений о ней упорно не хотел складываться в общую картину.
Почему он так отреагировал на поцелуй Брайана? Почему не оттолкнул его, позволил ласкать себя, отвечал на его грубую страсть с таким неистовством, словно только и ждал момента, когда «мечта всех геев Питсбурга» осчастливит его своим вниманием?
В том, что его детская влюблённость в Брайана Кинни – давно пройденный этап, он был уверен на все сто. Но бесспорным оставался также и тот факт, что они сегодня едва не трахнулись прямо на танцполе. Хорошо, что у Брайана хватило выдержки остановиться вовремя. У Джастина сила воли, как оказалось, слабее.
Наверняка всему есть логичное объяснение… Просто день был слишком суматошным, он устал и не соображал, что делает. Ведь не зря его до сих пор не покидает странное чувство нереальности случившегося. Он явно был не в себе, раз позволил Брайану целовать себя.
От негромкого стука в дверь Джастин вздрогнул и посмотрел на настенные часы. Полпервого. Поздновато для посетителей. Стук повторился, на этот раз более настойчивый. Джастин недовольно поморщился.
Какого чёрта беспокоить людей по ночам?
На пороге, прислонившись к косяку, стоял Брайан: кожаная куртка нараспашку, чёрная майка, голубые джинсы… пьяный и обдолбаный.
Надо же, а говорят, в мире нет ничего постоянного.
– Что ты здесь делаешь? – нахмурившись, буркнул Джастин, стараясь не показывать своего замешательства.
Брайан вскинул бровь.
– Ты сам меня пригласил.
– Пригласил, так как был уверен, что ты не придёшь, – процедил Джастин, проклиная свою глупость.
– Почему? – казалось, Брайан искренне забавляется всем происходящим.
Джастин ещё больше растерялся.
Действительно, почему? Бляяядь, из-за разбушевавшихся гормонов ему, видать, совсем крышу снесло.
– Потому что не ожидал, что наш с тобой милый поцелуй увлечёт тебя настолько, что ты бросишь своих многочисленных поклонников, мечтающих прикоснуться к божественному великолепию, и прискачешь сюда. Или ты уже всех перетрахал, и тебе стало скучно? – язвительно поинтересовался Джастин, прячась за ядовитым сарказмом, как за щитом.
– Что-то вроде того, – ухмыльнулся Брайан, – ты не собираешься меня впускать?
Джастин пожал плечами.
Хороший вопрос. Разумнее всего было послать придурка куда подальше и завалиться спать.
Он посторонился, пропуская Брайана, и закрыл за ним дверь.
С интересом озираясь по сторонам, Брайан прошёл в комнату, снял на ходу куртку и бросил её на диван.
– Уютненько, – одобрительно хмыкнул он и вдруг замер, принюхиваясь, словно гончая, почуявшая зверя, – куришь?
Не дожидаясь ответа, он подошёл к кофейному столику, на котором лежала пачка сигарет, достал одну… провёл ею под носом, шумно втягивая воздух… словно оценивал аромат дорогой сигары.
– Можно? – обернулся он к Джастину.
Какого хера он разыгрывает перед ним это представление?
– Чувствуй себя как дома, – Джастин театрально развёл руки в стороны и слегка поклонился.
Брайан плюхнулся в кресло, медленно поднёс сигарету к губам, прикурил, затянулся, откинул голову на мягкую высокую спинку, закрыл глаза... на лице его появилось выражение абсолютного, практически оргазмического блаженства. Джастин почувствовал, как его член приподнимает полу махрового гостиничного халата.
Блядь, Мистер Великолепный из всего ухитряется сделать эротическое шоу.
– Может, тебе ещё виски подать? – рявкнул он, злясь на чёртова Кинни и свою реакцию на него.
– Ага, налей, – милостиво разрешил Брайан, не открывая глаз.
Наглая сволочь.
– Брайан, какого чёрта ты припёрся? – скрипнул зубами Джастин, уже не пытаясь скрыть раздражение.
Один карий глаз лениво приоткрылся, губы изогнулись в усмешке.
– Чтобы трахнуть тебя, Красная Шапочка, – произнёс он зловещим басом и подмигнул ему.
Джастин фыркнул и скрестил руки на груди.
– Не хочется тебя разочаровывать, но ты попал не в ту сказку. В моём варианте истории Красная Шапочка трахает Больших Серых Волков.
Лицо Брайана изумлённо вытянулось. Он с неподдельным интересом уставился на Джастина.
– Всегда?
– Исключительно, – Джастин невольно наслаждался растерянностью своего ночного гостя, – секс с тобой – мой единственный, можно сказать, эксклюзивный опыт в роли пассива.
Брайан достал из пачки ещё одну сигарету, закурил. Странно, он не выглядел разочарованным, скорее задумчивым.
Почему он не уходит?
Наконец он поднялся… и начал раздеваться.
Сердце забухало где-то в горле, дышать стало трудно. Джастин отчего-то зажмурился, а когда открыл глаза, встретился с внимательным, серьёзным и абсолютно трезвым взглядом Брайана.
Бля, он, наверное, сейчас выглядит как кролик, застывший перед удавом. Какого чёрта он так разнервничался?
– Брайан, ты меня не понял? Я. Не собираюсь. С тобой. Трахаться.
– А если я буду снизу? – голос тихий, взгляд по-прежнему серьёзный.
Он не шутит?!
– Но зачем тебе это? – Джастин понимал, что теряет самообладание, и ничего не мог с собой поделать. Странное, не укладывающееся в привычные рамки поведение Брайана полностью выбивало почву из-под ног.
Брайан пожал плечами.
– Любопытно, какой из тебя ёбарь получился.
Джастин чуть было не выдал: «Замечательный ёбарь, никто не жаловался», но, осознав, как это по-детски прозвучит, вовремя сдержался.
Вместо этого он ехидно заметил:
– Брайан Кинни подставляет свою задницу из банального любопытства? Рассказать кому – не поверят.
Карие глаза мрачно уставились на него из-под нахмуренных бровей.
– Брайан Кинни делает всё, что ему вздумается, и ему похуй, что о нём говорят.
И, сверкнув напоследок ямочками в насмешливой ухмылке, великолепная сволочь, как ни в чём не бывало, гордо прошествовала в спальню. Джастину оставалось только последовать за ним.
Подложив под спину подушки, Брайан удобно устроился на постели, выжидающе глядя на замершего на пороге Джастина.
Стройный, мускулистый… ноги длиннющие… едва помещается на гостиничной кровати… матовая гладкая кожа мягко мерцает в свете ночника… красивый, сука, и…полностью возбужденный…
– Ты действительно хочешь, чтоб я тебя трахнул? – с трудом проглотив комок в горле, спросил Джастин внезапно осипшим голосом.
Губы Брайана изогнулись в ироничной полуусмешке, тёмные глаза хищно блеснули из-под растрёпанной чёлки.
– Если ты в ближайшее время не отморозишься, то я передумаю и выебу тебя, несмотря на твои… предпочтения.
Джастин улыбнулся, чувствуя, как сковывавшее его напряжение медленно отступает.
– Вряд ли. Я не верю, что ты способен на насилие.
Брайан задумчиво хмыкнул.
– Иди сюда, пиздёныш, и сними наконец халат, – голос бархатистый обволакивающий прозвучал на тон ниже обычного, взгляд обжигающей лаской прошёлся от босых ступней по всему телу и остановился на его лице, – у тебя ведь под ним ничего нет?
Джастин едва сдержал стон. Господи, от одного этого голоса можно кончить. Но в его планы не входило такое позорное поражение… В следующую секунду обнажённый Джастин решительно забрасывал ноги Брайана себе на плечи, целовал косточки на щиколотках, вылизывал подколенные ямки, покусывал внутреннюю поверхность бёдер, медленно подбираясь к паху. Вначале Брайан только дёргался и посмеивался то ли от нервов, то ли от щекотки. Затем начал постанывать, закусив губу и вцепившись руками в покрывало.
– Чёрт… блядь, Джастин, кончай уже с этими нежностями, – прорычал он через пару минут, – давай трахаться.
– Не можешь не командовать, – развеселился Джастин, глядя в потемневшие от желания глаза.
Наверняка у него самого глаза ничем не лучше. Прижавшийся к животу член уже не ныл, а болел. Казалось, ещё немного, и его разорвёт от количества прилившей крови… но он не простит себе потом, если не попробует... Джастин зарылся носом в тёмные кудряшки на лобке, вдыхая одуряющий чистый мужской запах, и невольно заурчал от удовольствия. Спустившись чуть ниже, он прихватил губами сморщенную мягкую кожу мошонки, потёрся об неё щекой, лизнул напоследок, затем плавно перешёл на ствол, проследил кончиком языка за извивистой синей веной, всосал в рот головку целиком, смакуя, вылизывая досуха обильно выделяющийся из щели на верхушке сок…
Брайан издал какой-то придушенный звук, резко сел и, подхватив Джастина под мышки, повалился вместе с ним на спину.
– Эй! – лёжа на Брайане, Джастин приподнялся на локтях, с насмешливой угрозой глядя на нетерпеливого любовника. – Веди себя прилично, в этой постели я решаю, что и как делать.
Брайан поднял вверх руки, демонстрируя полнейшую безобидность.
– Ты сверху, – ухмыльнулся он, – презервативы в тумбочке?
Джастин глухо застонал и скатился с кровати.
– Я сейчас.
Он кинулся в ванную, где, перед тем как принять душ, сбросил на пол джинсы, достал тюбик смазки и упаковку презервативов из кармана и бегом бросился обратно.
Брайан с голодным предвкушением на лице горящим пристальным взглядом следил за его передвижениями.
– А что в Нью-Йорке в прикроватных тумбочках держать презервативы не модно? – подколол он его, когда Джастин, задыхаясь, упал на постель рядом с ним.
Джастин почувствовал, как кровь приливает к щекам.
– Я здесь третий день, не успел обжиться, – зачем-то стал оправдываться он, – ты у меня первый… посетитель.
Брайан задумчиво посмотрел на него, прижал к себе на секунду, скользнул поцелуем по губам и перевернулся на живот, подложив руки под подушку.
– Давай без лишних церемоний и… без этих твоих блядских прелюдий, – буркнул он, поморщившись, когда его бёдра прижались к постели. Видно, не одному Джастину чувствительный в состоянии полной эрекции член доставлял некоторый дискомфорт. Брайан завозился, устраиваясь поудобнее. А Джастин заворожено наблюдал, как перекатываются упругие мышцы на его спине и ягодицах.
Блядь, само совершенство...
Ему пришлось прикусить губу чуть ли не до крови, чтобы привести себя в чувство. Опасаясь кончить от одного неловкого прикосновения дрожащих рук, он, кажется, целую вечность натягивал на себя презерватив. Потом ещё какое-то время согревал смазку в ладони. Брайан, выходя из себя, нервно заёрзал и кинул на него такой убийственный взгляд, что Джастин, сдавленно посмеиваясь, легонько шлёпнул его по заду.
– Терпение – явно не твоя добродетель, о самый великий любовник всех времён и народов.
Брайан злобно зыркнул на него и, обижено засопев, отвернулся в другую сторону. Джастин не стал больше тянуть. Особой выдержкой он тоже сейчас похвастаться не мог.
Судя по тому, как мышцы плотно обхватывали кончики его пальцев, с каким трудом его фаланги протискивались в тугое отверстие, к своей заднице мистер Кинни редко кого подпускал. От одной мысли, что он, Джастин, стал исключением из правила, кружилась голова и сердце выпрыгивало из груди. Джастин строго-настрого запретил себе думать о том, какие ощущения он испытает, когда его пальцы заменит член и, рискуя заработать очередной выговор от Брайана, потратил на подготовку чуть больше времени. Никакой боли быть не должно. Одно лишь наслаждение. Он прекратил только тогда, когда Брайан с хриплым стоном сам начал насаживаться на его пальцы. Ещё пять минут назад Джастин думал, что возбудиться сильнее уже невозможно. Теперь всё его тело, вибрирующее, как натянутая струна, уже не умоляло, а требовало разрядки.
Но он всё равно не удержался и покрыл поцелуями ямочки на пояснице, ласково огладил заходящиеся от сбивчивого учащённого дыхания бока. Не похожий на себя – властного, напористого – расслабленный, покорный Брайан, вздрагивающий и постанывающий от его прикосновений, вызывал целую бурю эмоций. Щемящая нежность, неконтролируемый восторг и сметающее всё на своём пути, накатывающее ревущими волнами дикое желание.
Прикусывая кожу над выступающими позвонками, Джастин подтянулся на руках повыше и вошёл в него плавно, осторожно, остановился, стараясь заново научиться дышать, уткнулся лбом в его спину между лопатками, растворяясь в потоке ощущений. Жарко. Узко. Нежно. Потрясающе. Идеальное внешне тело, идеально внутри.
Господи, он почти забыл, как это здорово – заниматься любовью с Брайаном. Отдаваться или брать – без разницы, если кожу, превратившуюся в одно сплошное оголённое нервное окончание, обжигает его обнажённая кожа, если дыхание само подстраивается под неровный ритм его дыхания, а сердце старается биться в такт с его сердцем… Джастин вдруг подумал, что чувства, охватившие его, не совсем похожи на те, которые он испытывает обычно, занимаясь сексом, и тут же решительно отогнал нахлынувшую вслед за этой мыслью волну паники. Потом… он разберётся потом. А сейчас у него есть эта ночь… и Брайан, и желание… безудержное желание заставить его кричать от наслаждения.
Джастин начал двигаться медленно, размеренно, потом быстрее, резче. Он опускался чуть ниже и слегка приподнимался, меняя угол, старался сделать проникновения глубокими, тягучими. Плечи Брайана напряглись, спина заблестела от пота. Он глухо стонал, уткнувшись лицом в подушку и подаваясь навстречу выпадам его бёдер. Джастину отчаянно хотелось продлить удовольствие как можно дольше, раз за разом доводить себя и Брайана до грани и не давать разрядки, чтобы возбуждение наслаивалось, нарастало, словно снежный ком, и в конце последовал поразительной силы оргазм. С другими он мог заниматься сексом часами, с Брайаном, кажется, не протянет и пятнадцати минут. Он полностью потерял контроль над собой.
Навалившись сверху, вдавливая его в матрас, зарываясь лицом в волосы, обнимая до боли, Джастин сжал рукой его возбуждённый член и стал двигаться мощными рывками. Брайан выгнулся, громко крича, выплёскиваясь в его ладонь, мышцы, плотным кольцом обхватывающие его ствол, рефлекторно сократились… и Джастин начал проваливаться в звенящую яркую бездну ошеломительного оргазма.
Единственная связная мысль, мелькнувшая на краю сознания и потрясшая его до глубины души – как откровение – он любит… никогда не переставал любить чёртова Брайана Кинни.
Близился рассвет. Джастин, сжавшись в дрожащий комок, не сдерживая льющихся по щекам слёз, сидел в кресле и курил. Безысходная тоска глухой ноющей болью свернулась в животе, свинцовой тяжестью легла на сердце. Он чувствовал себя зверем, попавшим в капкан. Хотелось завыть от отчаянного бессилия, отгрызть себе лапу и бежать, не оглядываясь, в ночь, чтобы истечь кровью где-то в тёмной одинокой норе. Брайан ушёл практически сразу, даже не стал принимать душ, пошутив напоследок, что строгий новый босс будет ругаться, если он явится в офис заспанный, небритый и в клубном прикиде. Джастин и не надеялся, что он останется до утра. Брайан всегда чувствовал, когда надо уйти, когда обычный трах грозил перерасти в нечто большее. Наверное, Джастину тоже давно пора научиться вот так вовремя уходить.
Приехав на работу, Джастин первым делом перезвонил своему начальнику в Нью-Йорк, затем заказал билет на самолет, после чего заглянул в кабинет к Брайану. Тот стоял возле окна, пил кофе. Джастин тихо подошёл и встал рядом.
На улице шёл мокрый снег с дождём. Маленькие прозрачные снежинки таяли в воздухе, не долетев до земли.
Умирали, так и не успев пожить.
– Ты был прав, я, кажется, из-за тебя вернулся в Питсбург, – наконец прервал молчание Джастин, – не знаю, оправдывает это меня или нет, но я… как бы это сказать, не совсем осознавал, что делаю.
Брайан уставился на него недоумевающим взглядом. Взъерошенный, нахмуренный. Не выспался. И голова наверняка болит.
– Это называется вытеснением или подавлением. За счёт удаления из сознания причины, вызывающей отрицательные переживания, психотравмирующий эффект снижается до минимума.
Увидев, с каким ужасом взирает на него Брайан, Джастин рассмеялся:
– Что? У нас в колледже был курс психологии.
Брайан отхлебнул кофе.
– Ты хочешь сказать, что твоё сознание игнорировало влечение ко мне все эти годы?
А ведь и правда, раньше он не задумывался над тем, почему он, окончив с отличием Дартмут, из десятка предложений работы от солидных компаний выбрал Нью-Йоркское рекламное агентство, почему так упорно стремился сделать блестящую карьеру, почему, когда ему предложили возглавить филиал, он выбрал Питсбург, а не Чикаго или Лос-Анджелес… Последовательность на первый взгляд случайных событий в итоге привела его к Брайану.
– Ну да. А подсознание продолжало влиять на поступки и… сны.
– И один качественный трах вправил твои мозги на место? – ухмыльнулся Брайан. – Я всегда подозревал, что не стоит платить такие огромные деньги мозгоправам, секс – самый лучший психотерапевт.
Джастин сдержанно улыбнулся и кивнул.
Ну вот, он, можно сказать, в любви признался, а в ответ выслушал очередную хвалебную оду великому и всемогущему траху. Дальнейшие расспросы бессмысленны, но он должен это сделать, чтобы не осталось никаких сомнений…
Джастин закусил губу и неуверенно взглянул на Брайана.
– Можно тебя спросить?..
Блядь, он чуть не добавил: «Для меня это очень важно»… хотя, какого чёрта он теперь переживает из-за таких мелочей. Наверняка у него все эмоции на лице написаны.
Брайан смотрел на него со смесью настороженности и любопытства.
Джастин глубоко вдохнул, словно перед прыжком в воду:
– Зачем ты приехал ко мне в гостиницу?
Брайан вскинул бровь, улыбнувшись кончиками губ.
– Хотел тебя трахнуть, я же сказал вчера.
– А как же… тот парень в «Вавилоне»?..
– Его я хотел трахнуть до того, как мы с тобой поцеловались. Потом я хотел тебя.
Улыбка Брайана стала шире.
– Почему ты согласился быть снизу?
Взгляд Брайана стал серьёзнее. Он на секунду призадумался.
– Не видел другого способа затащить в постель убеждённого актива, – он пожал плечами, – в конце концов, секс остаётся сексом, и я тебя получил.
Что и требовалось доказать.
Джастин закрыл глаза и выдохнул.
– Я зашёл сказать, что уезжаю, возвращаюсь в Нью-Йорк. Послезавтра приедет другой управляющий.
– Зачем? – Брайан снова нахмурился.
– Так будет лучше, – Джастин отвернулся к окну.
– Блядь! Вот нахрена ты портишь себе жизнь из-за какой-то хуйни! – взорвался Брайан. – Ты многого достиг, сделал отличную карьеру и… так глупо всё похерить. Может, стоит тебя оттрахать хорошенько, раз на тебя это так целительно действует, чтобы окончательно прочистить твоё сознание вместе с подсознанием, а заодно, на всякий случай, и спинной мозг?
Джастин помотал головой, вымучено улыбаясь.
Пиздец! Он сейчас разрыдается как истеричная бабёнка.
– Не поможет, Брайан, я… должен уехать…
Они надолго замолчали.
– Мне предложили работу в Нью-Йорке, – вдруг тихо сказал Брайан, – так что… оставайся, пиздёныш, а то по закону подлости мы обязательно наткнёмся друг на друга в Большом Яблоке, и твоя… жертва окажется напрасной.
Сердце Джастина оборвалось и рухнуло вниз. Брайан уезжает в Нью-Йорк?! Даже если Джастин останется сейчас в Питсбурге, через год они всё равно будут жить в одном городе, а там, как сказал Брайан, по закону подлости… Теперь Джастину хотелось безудержно нервно хохотать. От судьбы не уйдёшь. У него не получится спрятаться. Брайан Кинни – его крест.
И почему у него такое ощущение, что даже в следующей жизни он не сможет избавиться от этого наваждения?

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гилтониэль
  • Гилтониэль аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
04 Ноя 2012 15:57 #5 от Гилтониэль
Гилтониэль ответил в теме Re: Salome "Снежная королева"
Ему понадобилось всего три дня на то, чтобы закончить с приготовлениями к отъезду. Вещи поместились в несколько больших картонных коробок. Завтра с утра приедут грузчики, унесут их и… всё. Мебель он продал. Квартиру, несмотря на приличную по меркам Питсбурга цену, тоже купили довольно быстро. Прощальную вечеринку для друзей Брайан устраивать не стал. На душе и так паршиво, и смотреть целый вечер на кислые физиономии парней, выслушивать причитания Майки и Дебби не было никакого желания.
Брайан пил виски, глядя из окна на вечерний город. На улице разыгралась настоящая метель. Весь вечер мокрый снег сыпал сплошной белой стеной. А сейчас большие лохматые снежинки, танцуя, кружились в воздухе за стеклом и стайками уносились куда-то, подхваченные внезапными порывами ветра. Крыши домов, машин, деревья, газоны – всё покрылось белыми пушистыми шапками. В Питсбург пришла зима.
Завтра в это же время он будет смотреть на огни ночного Манхэттена из окна своей новой квартиры. У него теперь всё будет новым: квартира, работа, друзья… и снимать парней он будет в Нью-Йоркских ночных клубах… Брайан мотнул головой, отгоняя неизвестно откуда взявшуюся тревогу. Уходить надо без сожалений и сомнений. Закрыв за собой дверь лофта, он навсегда оставит в прошлом свою прежнюю жизнь.
Кстати, насчёт двери… кажется, кто-то тихо стучится. Наверняка Майкл припёрся… Пиздец… он и так чуть не двинулся от его бесконечного нытья по телефону...
– Майки, я же сказал, никаких сопливых прощаний… – Брайан осёкся на полуслове, откатив в сторону тяжёлую дверь.
Джастин Тейлор. Слипшиеся мокрые волосы сосульками свисают на лицо, нос покраснел, ручейки подтаявшего снега стекают за шиворот. Зрелище более жалкое трудно себе представить.
– Ты что, пешком сюда шёл? – выдал ошарашенный Брайан вместо приветствия.
– Люблю гулять в снегопад, – шмыгнул носом Джастин.
– Придурок, – хмыкнул Брайан, пропуская его в лофт, и поспешил в ванную за полотенцем.
Когда он вернулся, Джастин стоял посреди кухни, растерянно озираясь вокруг. Растаявший снег образовал у его ног приличную лужу.
– А где мебель?
– Увезли, – Брайан бросил ему полотенце и окинул скептическим взглядом мокрую куртку и джинсы, – раздевайся, сейчас поищу, во что тебе переодеться, твою одежду надо просушить, а то ещё воспаление подхватишь.
Джастин глянул на него как-то неуверенно, почти испуганно.
Ну и зачем сразу представлять себе невесть что? А он сам тоже хорош, раскудахтался как квочка.
– Не бойся, приставать не буду, – раздражённо буркнул Брайан, злясь на себя за непонятный приступ заботливости, и, не удержавшись, добавил ехидненько, – меня окоченевшие полутрупы не привлекают.
Джастин растерянно моргнул и вдруг громко раскатисто чихнул.
– Можно я горячий душ приму? – поморщился он, глядя не то вопросительно, не то жалобно.
Блядь, ну что с ним поделать?
– Валяй, – обречённо вздохнул Брайан.
Подойдя к шкафу, он вспомнил, что все вещи уже упакованы, а в дорожной сумке кроме пары рубашек и белья у него были только майка и джинсы.
Джинсы будут великоваты. Может, хватит с него майки?
Представив, как засранец, сверкая голым задом, расхаживает по лофту, Брайан чуть не взвыл от досады.
Только этого не хватало. Вот на кой хрен он вообще сюда припёрся?
Брайан решительно направился в ванную с твёрдым намерением выставить мальчишку из своей квартиры, а заодно и из жизни раз и навсегда.
Но при взгляде на моющегося в душе Джастина все его благие намерения внезапно испарились.
«Он сам напросился», – разом решил Брайан все моральные дилеммы и колебания в пользу быстро нараставшего желания. Джастин, казалось, совсем не удивился, увидев его.
– А говорил, приставать не будешь, – лукаво улыбнулся он, и если у Брайана оставались ещё какие-то сомнения, то сейчас они окончательно развеялись.
Они целовались и ласкали друг друга под тёплыми упругими струями воды. И это было охуенно здорово и приятно… но этого было явно мало.
– Давай лучше переберёмся на кровать, – тяжело дыша, прошептал Джастин, когда Брайан навалился на него, вжимая в стенку.
Пока мальчишка не передумал, Брайан схватил его за руку и быстро потащил за собой в спальню, но на пороге заставил себя остановиться, развернул к себе.
– Можем ограничиться минетом. Я сегодня не в настроении быть снизу.
– Нет, я хочу, чтобы ты меня трахнул, – не задумываясь, ответил Джастин.
Хороший мальчик.
Брайан возликовал, стараясь не очень показывать, какое облегчение и восторг вызвало заявление пиздёныша. Он крепко обнял его, прижимаясь бёдрами, давая почувствовать своё возбуждение, уткнулся лицом ему в шею, провёл губами вниз до ключицы, затем обратно вверх, покрывая поцелуями нижнюю челюсть, уголок губ, ухо.
– Если сильно нервничаешь, могу повторить расслабляющий трюк с риммингом, – предложил Брайан, заглянув ему в глаза.
– Не стоит, – неуверенно улыбнулся Джастин, – просто помедленнее, ладно?
– Я буду очень осторожным, как в первый раз, – пообещал Брайан и, прикусив кожу над ключицей, легонько дёрнул за серебряное колечко пирсинга в его соске. Джастин вздрогнул и сдавленно застонал.
Не разжимая объятий, они упали на кровать и целовались неторопливо, чувственно, и Джастин – мягкий, податливый, словно воск, – плавился в его руках. Тёплые ладони вначале блуждали по его спине, затем тонкие пальцы начали тихонько перебирать его волосы. Брайану почему-то безумно нравились эти практически невесомые, робкие прикосновения. Ласковый пиздёныш… кажется, совсем оттаял.
В самый ответственный момент в тумбочке не обнаружилось презервативов и смазки, так как Брайан успел упаковать их в сумку, и они дружно посмеялись над тем, что история повторяется. Он уложил Джастина на спину, ему зачем-то надо было видеть его лицо. Тот сразу же обнял его, впился пальцами в плечи, крепко обхватил ногами за талию. Он оказался восхитительно узким. Его член с трудом протиснулся в горячее и нежное тело. Брайану пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не накинуться на него, срываясь в бешеный ритм, забывая о данном обещании. Он брал его медленно, бережно, чутко следя за реакцией на каждое своё проникновение. Напряженные черты лица постепенно смягчились, глаза закрылись… тихие стоны чередовались с протяжными вздохами. Брайан отвёл потемневшую влажную прядку со лба, мазнул языком по изгибу шеи, не удержавшись, прикусил кожу, оставляя метку, и задвигался быстрее. Джастин распахнул глаза, в них был голод и восторг желания, и… что-то ещё, чему Брайан не мог дать определения, но от чего он окончательно потерял самообладание.
Слегка разведя ноги в стороны, он сложил мальчишку почти пополам, упиваясь невероятной гибкостью молодого сильного партнёра. Навалившись сверху, он вбивался в него резко, до упора, уже не сдерживая себя. На грани потери сознания, растворявшегося в обжигающей лаве наслаждения, Брайан ощущал, как волны дрожи сотрясают их влажные горячие тела. Отключающийся мозг воспринимал только громкие шлепки плоти о плоть, тяжёлое рваное дыхание, бешеный стук сердца в висках, исступлённые стоны – неповторимую волнующую музыку секса. Жадно впиваясь в мягкие губы, он почувствовал, как Джастин изливается между их плотно прижатыми животами, и задвигался ещё быстрее, кончая с хриплым криком. Несравненно… Незабываемо… Потрясающе… Как в первый раз...
Крепко обнимая притиснувшегося к нему задом разморенного Джастина, Брайан блаженствовал от ощущения, что всё наконец встало на свои места. Запутанное прошлое, неопределённое будущее ушли куда-то на дальний план, казались абсолютно неважными. Осталась только необъяснимая уверенность в неотвратимости и правильности происходящего. Тревога и напряжение последних дней исчезли без следа. Тело заполонила сытая усталость. Хотелось спать.
Но стоило ему задремать, как Джастин, тихо вздыхая, нервно закопошился под боком.
Ну вот чего, спрашивается, ему не лежится спокойно?
Брайан долго терпел, но в конце концов не выдержал и грызнул его за макушку.
Джастин ахнул.
– Ты не спишь? Это хорошо. У меня к тебе деловое предложение, – с тихим смешком он завозился, разворачиваясь к Брайану лицом, – собственно, из-за этого я к тебе и пришёл. Не хочешь стать моим партнёром по бизнесу?
Брайан со вздохом закатил глаза.
Неугомонный пиздёныш. Нашёл время для разговоров.
– А до утра это подождать не может?
– Ты забыл, что мне утром на работу? Я уйду рано, ты ещё спать будешь. А потом ты улетишь, и мы так и не поговорим, – Джастин улыбнулся как-то задумчиво и грустно, нежно очертил тыльной поверхностью кисти линию его нижней челюсти. Брайан, не задумываясь, прижался губами к его пальцам и вздрогнул, удивляясь этому внезапному порыву. Джастин тут же убрал руку и вздохнул.
– Ты никогда не думал открыть своё агентство? – Он приподнялся на локте. – Я провёл маркетинговое исследование, проанализировал рынок рекламных услуг Питсбурга и сделал необходимые расчеты. При незначительных капиталовложениях уже через три месяца мы можем получить существенную прибыль.
– Собственное агентство – это большая морока, чтобы удержаться на плаву надо пахать как проклятому, – буркнул Брайан, зевая.
– А ты думаешь, в Нью-Йорке тебе будет легче пробиться? Там такая конкуренция, что тебе и не снилось, поверь мне, – глаза Джастина возбуждённо блеснули, – подумай, Брайан, собственный бизнес! Сам себе господин, ни от кого не зависишь, никому ничем не обязан. С нашими знаниями, опытом и связями в рекламном мире мы быстро станем лидерами на рынке.
Ну всё, теперь он окончательно проснулся. Хм, и не только он.
– Угу, я подумаю, потом, – Брайан подмял под себя Джастина, закинул его ноги себе на плечи и пристроил член к его заднице, – блин, презерватив …
– Брайан, – Джастин обхватил ладонями его лицо, – ты слышишь, о чём я с тобой говорю? Ну хотя бы взвесь все за и против!
– Блядь, пиздёныш, когда ты умничаешь, это меня ужасно заводит, я не могу думать и… взвешивать…
Проснувшись, Брайан сильно расстроился из-за того что Джастин смылся и теперь ему придётся дрочить, избавляясь от утреннего стояка. Каменно твёрдый член требовал немедленной разрядки, словно они с Джастином не трахались всю ночь, как сумасшедшие, а так слегка подразнили друг друга ласками. Вспомнив, что возбуждение подолгу не проходило и в прошлые разы после секса с пизденышем, Брайан ухмыльнулся. Похоже, у него стабильный побочный эффект в виде повышенной потенции от общения с белобрысым засранцем.
Приняв душ и приготовив кофе, он посмотрел на часы.
Десять. Грузчики придут в двенадцать, значит, есть время спокойно проверить почту и собрать оставшиеся вещи.
Включив ноутбук, Брайан заметил на столе небольшую неровную стопку распечатанных листов. Материалы для несостоявшейся презентации. Теперь это уже никому не нужно. Сметая бумагу в мусорную корзину, Брайан с удивлением обнаружил, что на обратной стороне некоторых страниц сделаны рисунки. Карандашные наброски. Обнажённый Брайан.
Хм. Линдси была права, пиздёныш действительно талантлив… и когда только успел? Совсем не спал, что ли? Последний рисунок производил впечатление незаконченного: тонкие бледные линии, почти нет штриховки. И тем не менее было в нём что-то динамичное, реалистичное, необъяснимо притягивающее внимание. Казалось, ещё секунда и картинка оживёт, мелькнёт следующий кадр, затем ещё один, словно в рождающемся прямо у тебя на глазах мультфильме.
Двое мужчин в костюмах стояли у окна и смотрели на снегопад. Лиц не было видно, но Брайан знал, кого изобразил Джастин. Ему вдруг показалось, что его рука на рисунке пошевелилась, забираясь под пиджак Джастина, обнимая его за талию… он даже почувствовал сквозь рубашку живое тепло его тела. Джастин слегка повернул голову и примостил её у него на плече, шею обожгло горячим дыханием, на полных чувственных губах заиграла довольная счастливая улыбка… И Брайану безумно захотелось прижать мальчишку к себе и никуда не отпускать.
Блядь, пиздец… вот так и сходят с ума. Тейлор точно рано или поздно доведёт его до психушки.

Эпилог.
Месяц спустя…

Презентация прошла на ура. Глаза клиента горели от восторга. Красивые зелёные глаза. Брайан проводил взглядом удаляющихся ассистентов и присел за стол напротив привлекательного молодого владельца сети магазинов спортивных товаров. Некоторое время они, улыбаясь друг другу, играли в гляделки. Брайан, закусив губу, вопросительно выгнул бровь, но тут от двери послышалось многозначительное покашливание.
– В чём дело, Синтия?
– Кхм, Брайан, мистер Тейлор просил после презентации зайти к нему.
– Передай мистеру Тейлору, что я обязательно зайду… чуть попозже. Нам с мистером Левински необходимо… обсудить некоторые детали.
– Кх, кх…
Блядь, кажется кому-то очень хочется вылететь с работы с плохими рекомендациями.
– Ну что ещё?
– Мистер Тейлор просил передать, что дело очень срочное и не терпит отлагательств.
Брайан медленно развернулся к двери и уставился на помощницу, надеясь, что его лицо в достаточной мере отображает обещание скорой и мучительной смерти, которую он ей гарантирует, если она сию же секунду не свалит отсюда нахрен. Надо отдать Синтии должное, она даже не вздрогнула. Спокойный, чуть насмешливый взгляд, подчёркнуто вежливая улыбка. Завидное хладнокровие.
– Кх, кх… – робкое покашливание теперь уже со стороны клиента, – мистер Кинни, извините, но я уже опаздываю на важную встречу, мы с вами… обсудим детали как-нибудь в другой раз.
– Конечно, – выдавил Брайан. Ему оставалось только любезно попрощаться с симпатичным мистером Левински.
Синтия, по-видимому, сочла свою миссию выполненной и бесследно испарилась. Очень умно с её стороны. Но ничего, мистер Тейлор сейчас огребёт за двоих.

***

Джастин, оторвав взгляд от компьютера, понял, что находится в эпицентре разбушевавшейся стихии. Тропический циклон «Брайан», ворвавшийся к нему в кабинет, явно грозил оставить после себя серьёзные разрушения и, вполне вероятно, человеческие жертвы.
– Как прошла презентация? – осторожно поинтересовался он.
– Всё нормально, – рявкнул Брайан, падая на кожаный диванчик, – что ты сделал с Синтией?
Джастин вопросительно выгнул бровь.
– Повысил ей зарплату?
Брайан, прищурив глаза, взглянул на него с подозрением.
– За какие такие заслуги?
Джастин пожал плечами.
– Пока я не нашёл секретаря, она выполняет обязанности моего личного помощника. Двойная нагрузка, сам понимаешь.
– Можешь больше не искать, забирай её себе, вы с этой неблагодарной стервой отлично спелись.
Джастин вздохнул.
– Синтия предана тебе телом и душой. Не знаю, за что ты на неё злишься, но я тут ни при чём.
Несколько минут Брайан задумчиво жевал нижнюю губу, время от времени кидая на него изучающие взгляды.
– Разберёмся, – наконец буркнул он, – и зачем я понадобился тебе срочно и безотлагательно?
Джастин запер дверь, снял пиджак и бросил его на спинку стула. Оседлав бёдра Брайана, он потянулся к его галстуку, намереваясь ослабить узел. Брайан накрыл его руку своей ладонью.
– Что ты делаешь?
– Показываю, зачем ты мне понадобился срочно и безотлагательно.
Брайан ещё крепче сжал его руку.
– Ладно, можешь оставаться в галстуке, – Джастин запустил вторую руку под пояс его брюк и вытащил рубашку, – так даже интереснее.
Слегка вдавливая ногти в кожу, он провёл кончиками пальцев вверх по его животу, груди, а затем резко и сильно сжал сосок. Брайан закрыл глаза, задышал глубоко и часто, обхватил его за талию, притягивая к себе.
– Хочу тебя трахнуть, – шепнул Джастин ему на ухо и прикусил мочку.
Брайан настороженно замер и посмотрел на него так, словно подозревал во внезапном помутнении рассудка.
Джастин прикоснулся пальцем к его губам, обвёл их по контуру, а затем прижался к его лбу своим.
– Тебе ведь понравилось тогда в гостинице, я знаю… мы оба это знаем.
Брайан откинулся на спинку дивана, глядя на него с ироничным недоумением. Джастин вздохнул.
Что ж, он и не надеялся, что это будет легко.
– Ты обещал мне в качестве подарка на Новый год исполнить любую эротическую фантазию.
Брайан недовольно нахмурился.
– Я сказал не любую, а в пределах разумного.
– И что входит в твои пределы разумного?
– Ролевые игры, групповуха, оргии, секс в общественных местах, секс на природе, секс с использованием…
– Я всё понял, – перебил его Джастин, – а секс в офисе, значит, не входит?
Брайан хмыкнул.
– Почему же не входит, очень даже входит… если я сверху.
Чудес не бывает. Зря он надеялся, что теперь, когда они стали совладельцами компании, Брайан будет относиться к нему как к равному… хотя бы в постели. Люди не меняются. Брайан Кинни всегда будет сверху. Но обижаться на него глупо. Он такой, какой есть. Остаётся либо смириться с этим, либо…
– Ладно, проехали, – Джастин как-то неуклюже сполз с коленей Брайана, – знаешь, у меня, кажется, пропало настроение, да и работы много, извини, что отвлёк тебя от твоих дел.
***

Сухой тон. Ледяной взгляд. Замкнутое лицо.
Чёрт, только не снова.
Брайан ухватил Джастина за руку, усаживая обратно к себе на колени.
– Завёл меня, а сам работать, так нечестно, – он осторожно погладил напряжённую спину парня.
Джастин опустил голову и вдруг развернулся к нему, обнял и уткнулся носом в его шею. Брайан растерялся, совершенно не представляя, как вести себя с этим непредсказуемым и непоследовательным Джастином. Он неуверенно обнял его и потёрся щекой о светлую макушку. Джастин судорожно вздохнул.
Слишком похоже на всхлип.
– У тебя нос холодный, – Брайан почувствовал, как губы, прижимающиеся к его шее, расплываются в улыбке, и приободрился, – жаль, что ты сейчас очень занят, придётся перенести реализацию фантазий на вечер.
Джастин слегка отстранился и недоверчиво нахмурился.
– И ты мне отдашься?
Блядь, настырный наглый пиздёныш. И откуда у него в лексиконе эти пошлые лесбийские словечки?
Брайан поморщился.
– Ты ведь не отстанешь?
– Нет.
Он вздохнул, кивая, и получил от довольного Джастина радостную улыбку в качестве вознаграждения.
Правда, счастливое настроение засранца куда-то быстро улетучилось. Взгляд его опять стал серьёзным и сосредоточенным. Всё это жутко действовало на нервы.
– Я, наверное, слишком тороплюсь, – задумчиво пробормотал он после продолжительного молчания.
– В каком смысле?
Джастин только покачал головой и рассмеялся.
– Забудь, – он наклонился и чмокнул его в губы.
Опять загадки. Как же ему надоело играть на неизвестной территории. Кто знает, какой таракан проснётся в этой белобрысой голове в следующее мгновенье? Вот за это он всегда с подозрением относился к так называемым отношениям. Сплошное мозгоёбство. То ли дело старый добрый трах, там всё честно и понятно.
Рывком притянув к себе ничего не подозревающего Джастина, он накрыл губами его рот, грубо просовывая в него язык. Мальчишка растерянно мяукнул, дёрнулся и попытался сжать зубы. Но Брайан не собирался отступать. Жёстко, напористо, жадно присасываясь к тёплым мягким губам, он завалил его на диван, придавливая своим весом. Из горла Джастина вырвался слабый стон, он стал извиваться и ёрзать под ним, по всей видимости, пытаясь освободиться, а в довершение ко всему больно укусил за нижнюю губу. Всё это вместе взятое произвело эффект разорвавшейся бомбы. У Брайана перед глазами запрыгали цветные мушки, яйца поджались, по телу прокатилась дрожь. Он резко отстранился, переводя дыхание.
Пиздец, он чуть не кончил в штаны, как долбаный подросток, перевозбудившийся от петтинга.
Джастин под ним начал истерично хихикать, сотрясаясь всем телом. Отчего-то Брайану тоже стало смешно. Пряча улыбку, он уткнулся лицом в шею Джастина. От знакомого свежего запаха его кожи по телу разлилось приятное расслабляющее тепло.
– У меня к тебе деловое предложение, – вдруг выпалил Джастин.
Брайан насторожился.
Пиздёныш опять что-то замышляет.
– Я тебе сейчас сделаю самый охренительный минет в твоей жизни…
Уже интересно.
Брайан поднял голову и взглянул на Джастина. Зря он это сделал.
Припухшие красные зацелованные губы, шальные глаза с огромными зрачками, взъерошенные белокурые волосы… у Брайана челюсть свело от желания, а член опять болезненно напрягся, пытаясь продырявить плавки, а заодно и брюки.
– Блядь, – рыкнул Брайан, утыкаясь лбом в плечо Джастина. Тот, посмеиваясь, обнял его, и продолжил:
– После работы поедем домой, как и планировали, реализуем несколько эротических фантазий на твой выбор, после чего, если у нас останутся силы и желание, отправимся в «Вавилон». Снимем парочку парней, заберём их в лофт и будем веселиться до утра. Новый год как-никак.
Брайан приподнялся, опираясь на локти, и насмешливо взглянул на хитрого засранца:
– Рекламный бизнес тебя основательно испортил, но до истинного мастерства тебе ещё расти и расти. Я был согласен на всё после того, как ты предложил минет. Давай колись, в какой позе и где твоё грязное воображение решило оттрахать меня?
Джастин ошарашено вытаращился на него, а потом его губы расплылись в такой лучезарной улыбке, что у Брайана дыхание перехватило.
– Солнышко, – прошептал он, не в силах оторвать взгляд от сияющего лица.
– Что?..
– Я вспомнил, как тебя когда-то называла Дебб, – пояснил Брайан.
– А, глупое прозвище, – смущённо покраснел Джастин.
– Много ты понимаешь, пиздёныш, – Брайан легонько куснул опять заулыбавшегося Джастина за нос и произнёс нараспев, смакуя каждую букву, – Со-олны-ышко.

КОНЕЦ

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.